Форум » Сундучок » Ищем друзей в России » Ответить

Ищем друзей в России

McD: Позвольте представиться: пишет вам отец мальчика, родившийся 02/01/09 с синдрома Дауна – Олли (Oliver). Сам я – англичанин, жена – русская эстонка; женились в ‘98-го и живем под Тарту в Эстонии. Наш второй сын – вышеуказанный – имеет старших сестер 2000-го и 2007-го годов рождения и брат, родившийся 2002-ом. Мы с женой, и дети со своей мамой, общаемся на русском языке; мы с детьми – на английском, а дети со своими сверстниками в школе и на обществе – на эстонском. Жена владеет эстонским в совершенстве, как требует закон для ее работы в Эстонской республике, а я знаю лишь несколько слов его. Олли владеет всего лишь тремя конкретными словами – «Daddy», «Мама» и «No!». У нас в Тарту не хватает русских с синдромом Дауна. Все мероприятия и прочие возможно интересные собрания, встречи и т. д., конечно, на эстонском языке. Удалось устроить Олли в русско-говорящий детский сад, а он там один с СД. Хотелось бы иногда пообщаться с родителями, как мы, и тем же давать детям возможность также пообщаться. Надеюсь найти такое в Пскове потому, что нам достаточно близко, чтобы ездить туда побывать на денек. Хочу узнать: есть ли там какой-нибудь объединение, товарищество или иная группировка, типа общества или кружка, где время от времени встречаются люди, чью жизнь касается синдром Дауна и как я смогу с ними связаться. В принципе, в случае многообещающего мероприятия, с удовольствием посижу за рулем лишний час, чтобы поехать, н. п. в Порхов или Дно, Остров или Опочка. Великие Луки и Невель, наверное, далековаты – почти то же самое как в Питер от нас – а Печоры нам совсем под боком. Посмотрел здесь, «Ищем земляков, Россия» (http://downsyndrome.borda.ru/?1-9-0-00000061-000-0-0-1378270743 – прикрепленная тема), а в Пскове и области не нахожу никого! Прошу откликнуться того, кому может быть интересно пообщаться, или может поплотнее проинформировать о том, что там происходит. Летом я хочу сводить Олли на консультации или в Питере, или в Москве. Хотя я не боюсь на своей машине пересекать всю Европу (кроме Польши, конечно, которую естественно боюсь) на родину из Эстонии, мне неохота нырять головой в омут ездой по городу Москвы или СПб. Слишком много страшных клипов, показывая поведение движения на российских дорогах, наверное, насмотрелся на Ютюбе. Хотя я жил в России лет пять под концом Советской власти и в начале новой России, я машину там не разу не вел. При идеальных обстоятельствах хотел бы поехать на летнее собрание родительского клуба в Псков(ской области), оставил бы там машину у знакомых (или на охраняемой парковкой, если так лучше) и поехали бы дальше поездом. Ночевать можно в поезде туда и обратно, а в Москве или Питере понадобилось бы кто-то с квартирой, кто дал бы нам проживать день или два. В обмен можем предложить того же, т.е. пару дней-недельку у нас прожить на квартире, километра в пятнадцать от Тарту. Насчет консультаций я вам обращаюсь за совет. Прочитаете про обстоятельства ниже и посоветуйте, пожалуйста, как Вы считаете нам бы лучше поступать. Если я правильно понял, «Даунсайд ап» на пример занимают дня два как правило на обследование – один для физического и другой для психологии. Ниже изложен краткий обзор его обстоятельств и состояния. При всем этом приходится иметь ввиду, что мы не богатые. Если «Институт раннего вмешательство» берет примерно тысячу рублей в час за свои услуги (http://www.eii.ru/programmy_dlya_semej/stoimost_uslug/), тогда нам надо выбирать кому и за что мы будем обращаться на консультации крайне внимательно. Очень благодарны будем опытным пользователям услуг за совет относительно тому, как наиболее эффективно расходовать ограниченные финансовые ресурсы. Как касается его физическое состояние, Олли у нас на удивление здоровый ребенок. Конечно, у него были кое-какие сложности связанные с СД, н. п. надо было расширить его евстахиева (слуховые) трубы, как я понял процедуру, насаждением временных пластмассовых стентов, которые недавно сняли полтора года после операции; удалили папиллому под общим наркозом (А это, наверное, не было связанно с СД.); глаза его слегка косят иногда, а очки не выписали, не назначено другое лечение; сопли, кажется, производит сильно много иногда. Сразу после рождения, выяснилось, что у него в легких было какое-то не такое соединение, где бронх встречает трахею – угол наклона был не такой. В течение первых трех месяцев жизни он лежал в больнице два раза по две недели из-за этого. Говорили, что угол выпрямляется, как он растет, и все нормализируется. Кажется так получилось и других таких проблем не было. Иногда кажется больно часто у него мокрота-сопли гуляют по горлу и легким, а наш семейный врач достаточно часто его легкие слушает, ничего страшного не находит; он проверяется каждый год у спец-педиатра в больнице, кто его знает с рождения, и всегда получает удостоверение о нормальном состоянии. Главное, у него нету и не было никакого осложнения с сердцем или других таких страшных медицинских проблем. (Тьфу, тьфу, тьфу через плечо и стучу по дереву.) В общем – здоровый, веселый, сообразительный, жизнерадостный мальчишка – короче, настоящее солнышко! Как касается его умственное развитие, казалось бы все в порядке. Возможность замедленного развития речи начинает немного беспокоить. Всякие клипы двух- и трехлетних с СД, поющих и бегло разговаривающих на Ютюбе не должны иметь никакого значения, и сознательно понимаешь это, а где-то глубоко под сознанием они к вниманию тяготят. В первую очередь настораживает то, что он не может освоить все языки, которое в постоянном ходу у нас в семье, так, как его брат и сестры. А я все-таки верю, что ранее или позднее он как-нибудь по своему пробьется. Понятно, что он не овладеет ими именно так, как они (Они настоящие трехъязычные.) а по-своему он все-таки их все освоит. В любом случае, если мы с его братом и сестрами общаемся на английском, мы с ними с мамой на русском, а все кроме меня говорят на каком-то третьем на площадке во дворе, когда дети приводят своих друзей домой, или когда мама с кем-нибудь в магазине разговаривает, то я не вижу возможность защищать его от этой реальности, что его окружает. Отказаться от своих родных языков ни я ни его мама не собираемся. Реальность специально сделана за последние двадцать лет, чтобы создать необходимость в государственном языке и, как бы искусственная или естественная эта необходимость не была, невозможно бы было жить здесь без него. Я думаю можно понимать задержку развития его речи, если она есть. В конце-концов, на данный момент ему еще пара месяцев до своего пятого дня рождения. Думаю, серьезное переживание не нужно пока. Думаю многим специалистам казалось бы, что с ним надо сосредоточиться на один язык, а то ни одного не получится. Понимаю такое соображение и волнуюсь перед предсказаниями на его основе, а даже если мы были согласны сдать пользование родных языков с ним и стараться ограничивать его – защищать его от реальности, которая его окружает – то как? Не думаю, какой-нибудь специалист – психолог, логопед, педагог, с опытом работы с детьми с СД или нет – может открыть для нас много чего относительно своим обстоятельствам и как они могут влиять на Олли, что мы не считали уже. Зачем надо на консультацию, тем более далеко в Россию, тогда? Во-первых, мне кажется, каким бы умным, чутким, сообразительным и компетентным человек – тем более родитель – не был, он может быть более того с помощью взгляда со стороны. Не думаю, что ресурсы совета для родителей детей с СД у нас исчерпаны на местном уровне, но мы ими воспользуемся достаточно много с тех пор, как Олли родился. В декабре, на пример (сейчас – октябрь), я возьму его на прием к психологу, чтобы обсуждать его прогресс в садике. Свежий взгляд с какой-то другой стороны может быть полезным и оказаться весьма уместным и вовремя: «С миру по нитке – голому рубашка». Во-вторых, нашим первым троим давно уж пора осознать свою русскую половину. У них есть очень близкое отношение с моей матерью – ездят к ней в Англию каждое лето и с рождеством, болтают по Скайпу, смотрят любимые передачи Британского телевидения на ДВД, записанные с любовью ею специально для них. К сожалению, родителей их мамы нет в живых, и все другие родственные связи также утеряны. Свое представление о том, что это такое «русское», что составляет половину себя, они имеют от весьма ограниченного фонда источников. Этот фонд надо обогащать; а то, подобно русскому языку в Эстонии, утраченным может оказаться зря. В-третьих, хотя бабуля ее Украинка, кто вселился сюда с мужем еще при Сталине или Хрущеве, и ее мама тут родилась, Инга и есть русская. Родилась и жила на севере страны – в медвежьем углу, где разница между Россией и Эстонией раньше была не столь велика или важна – имела русских родителей и друзей, ходила в русскую школа, закончила курс русской филологии в Тартуском университете... За всю свою жизнь, зато, она была в России всего лишь три или четыре раза. Последний раз был в 2002-ом, когда я сидел с старшей дочерью, чтобы отпускать ее на трехдневную туристическую поездку в СПб и Петергоф. По-моему, она также в Ленинград ездила, когда была в школе. В старших классах она хотя бы транзитом проезжала Россию по пути на Украину, чтобы собирать фрукты с пионерами или октябрятами или как-то так. По-моему она два раза так ездила. В любом случае, я бы хотел, чтобы у нее были возможности как бы восстановить то, что хотелось бы в детях установить; а то, подобно родственным связям, может оказаться утерянным зря. Наверное уже не надо погружаться глубже в-четвертых и в-пятых типа, мол как можно таким образом внести хоть скромный свой вклад в улучшение международные российско-эстонские отношения, или же о том, что якобы лучше иметь сто друзей, чем рублей... Хотя в этом что-то тоже есть. На последок, не смотря на то, что наверняка само собой разумеется, я не стесняюсь признаться в том, что я хочу. Может быть это даже во-первых? Если Вам не больно скучно было столько прочитать и Вам кажется наши с Вами отношения могли бы иметь положительное продолжение, тогда давайте познакомимся: пишите.

Ответов - 61, стр: 1 2 All



полная версия страницы